Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
Разговор

Турист видит уникальное, а географ — типичное

Путешественник и научный сотрудник географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Семен Павлюк только вернулся из очередной поездки, но успел прочитать лекцию о Южной Африке в рамках Страноведческого лектория «на Дебаркадере» и рассказать о жизни географа специально для сайта Некрасовки.


О том, почему не стоит ехать в путешествие вслепую, как у студентов открывается третий географический глаз и можно ли объехать мир на зарплату страноведа, — в нашем интервью.

На данный момент я побывал в 116 из 194 государств, официально признанных ООН. Плюс несколько непризнанных или частично признанных государств, зависимых территорий и т.д.

Когда я поступал на географический факультет, то представлял себя в будущем кабинетным географом. Моя мечта была тихо работать в каком-нибудь НИИ в окружении книг… Все перевернула полевая практика после второго курса, когда мы месяц путешествовали по степям и горам Алтая. После этого я понял, что уже не смогу без путешествий. Причем путешествовать хочу не как праздный турист, а именно как географ-профессионал.

США — это страна моего профессионального интереса: читаю курс лекций, это была тема моей кандидатской диссертации. Последние 7 лет каждое лето ездил туда со студентами-географами на месяц на летнюю практику. США — отличный полигон для обучения методам полевого исследования в рамках общественной географии. Помимо США, я читаю курсы лекций по социально-экономической географии Африки и Австралии. Так что эти регионы, пожалуй, интересны в наибольшей степени. Еще Британские острова — с детства увлекаюсь их историей и культурой.

Как страноведу мне интересно побывать во всех странах и регионах мира. Но это не спорт, я не хочу просто «зачекиниться» — мне нужно время (и, желательно, правильный сезон, чтобы понять город, регион, страну). Так что торопиться я тоже не намерен.

 Даллол

 Среди любимых путешественников — исследователи глубинной Африки: Генри Мортон Стэнли, Давид Ливингстон, Генрих Барт, Ричард Бёртон, Джон Спик, а также наш великий Николай Миклухо-Маклай. Есть давняя мечта: повторить маршрут трансафриканской экспедиции Стэнли от Занзибара до устья реки Конго, но даже сегодня это тяжелый и опасный маршрут. Это, к сожалению, печальные реалии современности: войны, конфликты, закрытые границы. Почти невозможно повторить маршруты Марко Поло или Ибн Баттуты, не оказавшись в парочке «горячих точек» планеты.

Были задержания полицией, столкновения с опасными и ядовитыми животными (от королевских кобр до африканских буйволов), автомобильные аварии, болезни — но ничего серьезного и совсем уж экстремального, с моей точки зрения. Путешествие, например, по Африке может быть таким же безопасным, как путешествие по Европе, если заранее принять меры предосторожности, проработать маршрут, изучить рекомендации местных жителей и опыт предыдущих путешественников. Удачное путешествие — то, из которого привозишь рассказы о приключениях, но не экстремальных ситуациях.

На лекциях мы любим повторять, что отличие географа от туриста состоит в том, что турист видит (и стремится увидеть), прежде всего, уникальное, а географ — типичное. Поэтому мне сложно строить рейтинг «необычности» или «уникальности» мест.

Но что касается личных пристрастий, то в числе самых красивых ландшафтов в мире назову пустыни Намибии, реликтовые леса Австралии, Новой Зеландии и Калифорнии, каньоны Запада США, степи Монголии, оазисы Сахары, пейзажи Исландии, Шотландии, Патагонии. В качестве самого инопланетного, научно-фантастического пейзажа сразу вспомню вершину плато Рорайма в Венесуэле и фумаролы Даллола в Эфиопии.

Самые красивые города мира, в плане вписанности в окружающую природу, — Рио-де-Жанейро, Кейптаун и Сан-Франциско. Среди самых аутентичных стран мира (где сложно сразу сказать, в каком десятилетии и даже веке находишься) — Йемен, Мьянма, Судан, Мали, Куба, Эритрея.

 Намибия

 У меня нет стран, которые бы меня разочаровали, хотя есть страны, в которых мне не нравятся происходящие тенденции в отношении архитектурного и природного наследия — это, например, Китай.

Ехать вслепую, не зная ничего о месте, — глупо (наверняка, по незнанию, пропустите самое интересное), дорого (без нужной информации будете за все переплачивать) и даже опасно.

В России очень много действительно красивых регионов. Это и Русский Север, и горные районы (Кавказ, Алтай, Саяны), и степные ландшафты. Мне очень нравятся пейзажи нашей Центральной России, особенно Верхневолжья — видимо, это родной ландшафт, в котором родился и по которому скучаешь на другом конце мира. В период золотой осени и во время цветения сирени Москва становится самым красивым городом на планете — и тогда нет лучшего места в мире, чем Ботанический сад МГУ или Нескучный сад.

У нас огромный потенциал для развития международного туризма, но есть и серьезные недостатки. Наши исследования, проведенные в период чемпионата мира по футболу в России, показали, что главная проблема для иностранных туристов — языковая. За пределами Москвы и Петербурга путешествовать не разговаривающим по-русски иностранцам затруднительно. Наша туристская и транспортная инфраструктура не подстроена под интуристов. К сожалению, до сих пор Россию воспринимают точечно — Москва, Питер, Байкал, Транссибирская магистраль. Все остальное — terra incognita [«неизвестная земля» — лат.], путешествие по которой для иностранца сродни подвигу.

Главное отличие российских путешественников от западных — место, которое путешествия занимают в социальной жизни, культурной парадигме развития индивидуума. Для нас путешествия — это либо подтверждение статуса (как, например, собственная квартира, личный автомобиль, престижная работа), либо бунт против «системы»: бросил все или, скорее, не принял принятую последовательность жизненных этапов (учеба — карьера — семья) — и уехал путешествовать.

На Западе же путешествие — один из почти обязательных жизненных этапов. Это идет от традиций гранд-тура в XVII–XIX веках, когда британский аристократ не мог считаться полностью образованным, пока не совершил годовое или даже более продолжительное путешествие по Европе и своими глазами не увидел шедевры Возрождения и античные руины Италии. Сегодня после вузов большинство западной молодежи отправляются в так называемый «gap year» — долгое путешествие, в ходе которого знакомятся с другими культурами, учатся действовать самостоятельно. Считается, что этот опыт позволит человеку и работать потом лучше, так как он открыт новому, креативно мыслит и т.д.

Разумеется, подобные путешествия были возможны при определенном финансовом благополучии — это путешествия среднего класса. В нашей стране этот класс окончательно сформировался к концу 2010-х. До этого самостоятельно путешествовали либо очень обеспеченные люди, либо «бедные студенты» (отсюда, например, такое развитие путешествий автостопом). Но по мере роста благосостояния населения картина менялась. На примере собственных студентов я наблюдал, как они все чаще отправляются в длительные путешествия, участвуют в волонтерских программах на другом конце света. И это было уже не отклонение от нормы, а норма. К сожалению, кризис 2014 года сильно затормозил этот процесс. Но наше общество движется в правильном направлении.

Мне, как преподавателю, конечно, больше всего нравится, как меняется мироощущение моих студентов. Говоря пафосно, это вроде как открытие третьего, географического глаза. Когда на окружающий мир они начинают смотреть не как обычные люди, а как географы. Для многих мир уже не будет прежним — их охватит жажда его познания, а то и почти онегинская охота к перемене мест. Как и меня когда-то. Еще всегда интересно наблюдать, как рушатся их стереотипы — неважно, о России-за-МКАДом или о США и американцах. Студентам же, думаю, больше всего нравится само путешествие, новые впечатления, полевая романтика и приключения, без которых не обходится ни один маршрут.

Значительная часть маршрута проходит в спартанских условиях — мы ночуем в палатках, готовим общий ужин и завтрак, обсуждаем наблюдения и результаты прошедшего дня до поздней ночи. Некоторым студентам такой ритм дается непросто, но потом они именно это с особой теплотой и вспоминают.

 Рорайма

Строгого списка предметов для рюкзака «серьезно настроенного путешественника» нет — все зависит от типа и направления поездки. Я определяю путешествие как сочетание перемещения в пространстве и познания этого самого пространства, поэтому с собой должны быть вещи, для этого необходимые. С одной стороны — техническая поддержка путешествия: скажем, палатка и спальник. С другой — информационная и интеллектуальная поддержка: карты, книги, путеводители. Хорошо, что сейчас все это можно уместить в телефон или компьютер и не таскать с собой библиотеку. Хотя ничто не заменит перелистывания книжных страниц.

Тщательная подготовка — ключ к успешному и безопасному путешествию. Увы, порой достаточного времени на подготовку выделить не удается, но на помощь приходит навык. Подготовка к путешествию, как и сама техника путешествия, — это нарабатываемый навык. И с каждым разом готовиться к нему все проще и быстрее, ведь уже знаешь, где искать актуальную информацию, как быстро найти дешевый авиабилет и т.д.

Самостоятельное путешествие — как самостоятельное проживание. Полная свобода действий, но о завтраке тоже придется заботиться самому. Лично для меня главная прелесть самостоятельного путешествия — в его гибкости, возможности изменять маршрут и быть открытым новым вызовам и приключениям.

Раньше привозил из путешествий магниты, потом закончилось место на холодильнике. Последние лет 10 привожу только адресные подарки, которые точно знаю, что пригодятся. Как правило, это что-то съедобное: кофе, чай, сыр, шоколад. Ну и книги, конечно. Книги о страноведении и путешествиях — моя слабость. Неизменно привожу домой полный рюкзак книг. Зато в личной библиотеке неплохая подборка травелогов и страноведческой литературы.

Что почитать перед путешествием
Найти концентрированную актуальную информацию проще всего в онлайн-путеводителях типа Wikitravel или на форумах путешественников. На английском языке я бы рекомендовал форум Thorn tree серии путеводителей Lonely Planet, а также форумы сайта TripAdvisor. На русском языке: «Форум Винского» и, для бюджетных путешественников, форум «Русский бэкпекер».

Как вернуться к цивилизации

У меня такой проблемы никогда не было. Сам удивляюсь, как после месяца в африканской глубинке моментально привыкаешь к броуновскому движению московского метро. Главная трудность — адаптация к разнице в температуре. Приезжать в январе из +30 °C в -10 °C неприятно.

Как успевать вести дневник

Часто не успеваю, на самом деле. И очень злюсь на себя за это. Но вообще, это одно из первых правил полевого географического исследования: что не зафиксировано в полевом дневнике, то не наблюдалось. Так что самое важное — оперативность. Сразу, максимум в течение дня, все записывать или хотя бы наговаривать на диктофон, который теперь есть в любом телефоне.

Как идти «по следам» Ильфа и Петрова и их «Одноэтажной Америки»?

Все же Ильф и Петров — это чистый травелог [от английского «travelogue» — путевой очерк], а не художественное произведение. И тем интереснее повторить маршрут «Одноэтажной Америки» много лет спустя. Как и, например, маршрут «Путешествия с Чарли в поисках Америки» Стейнбека. Пока мой любимый писатель, маршруты которого я повторяю, — это Генри Мортон. По его стопам я отправлялся по Шотландии, Англии, Ирландии, Италии.

Невероятно интересно и путешествовать «вслед за героями любимых книг», да и фильмов. Искать Париж «Амели», Центральную Америку героев О. Генри, Стокгольм персонажей Стига Ларссона, Сайгон «Тихого американца».

Как заработать деньги на путешествие

Заработка преподавателя вуза не хватит не то что на кругосветное, а на самое скромное путешествие. Но есть еще навык географа, позволяющий зарабатывать деньги собственно путешествиями: например, написанием путеводителей или сценариев для тревел-проектов для телевидения.

Что почитать о путешествиях и путешественниках

Блестящую серию травелогов выпустило несколько лет назад издательство Paulsen: Брюс Чатвин, Пол Теру, В.С. Найпол и другие классики жанра на русском языке. Также рекомендую отличное эссе Алена де Боттона «Искусство путешествий». И, конечно, юмористические, но весьма познавательные травелоги и страноведческие этюды Билла Брайсона, многие из которых переведены на русский язык.

Интервью подготовила Полина Иваницкая