Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Twitter Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
Разговор Журнал

«Общепринятое можно критиковать»

Модератор клуба «Платон и К°», историк и теоретик искусства Борис Клюшников рассказал о том, как он сам заинтересовался в свое время философией и почему ему кажется важным формат ридинг-группы.

Зачем нужна философия — вопрос частый и, как правило, риторический. Если без шуток решиться ответить на него, велика возможность начать философствовать. Даже самый обыденный вопрос способен превратиться в философский.

Французская серия книжек «Платон и К°» (или «Маленькие Платоны»), которую издает в России Ad Marginem, как раз учит детей — а часто и взрослых — удивляться повседневным вещам и искать объяснения своим удивительным открытиям. Каждая книга представляет собой вымышленную историю, где главный герой — мыслитель. Сложные теории Канта, Маркса, Эйнштейна и других великих мыслителей превращаются в увлекательные приключения. При этом часто вымысел основывается на событиях из жизни философа. 

«С одной стороны, они очень простые. И на первых ридингах я переживал: может, это слишком легкие книги? Но потом я понял, что в них парадоксальным образом удается ухватить самое главное в простых формах. И эти книги могут быть такими ключами к оригинальным текстам. Поэтому наши встречи строятся определенным образом: мы сначала читаем «Платон и К°», создаем «карту» философской системы и, исходя из этой карты, обращаемся к оригинальному тексту философа (если он существует)». Борис Клюшников о серии «Платон и К°». 

Благодаря такому необычному формату можно взглянуть на мир глазами мыслителя, а значит — познакомиться с его идеями. Иногда это выходит настолько удачно, что после прочтения невольно сам начинаешь размышлять.

Библиотека имени Н.А. Некрасова и издательство Ad Marginem организовали философский клуб для подростков, для дискуссионного освоения «Маленьких Платонов» их главными адресатами — подростками в самом широком смысле этого возрастного понятия. Занятия проходят в формате совместного чтения и обсуждения (регистрация бесплатная) каждое воскресенье в 15:00 в Библиотеке имени Н.А. Некрасова.

«Через Юма я вышел на Жиля Делёза»

Мое знакомство с философией произошло в подростковом возрасте. В школе у меня не было философии, но я очень любил биологию. Как мне сейчас кажется, биология была заменой философии в школьной программе, потому что она содержит цельные систематические положения о жизни и об эволюции. 

В 14 лет я как-то шел по улице и подумал, что хочу прочитать что-то интересное и надо зайти в книжный. Это был очень плохой книжный магазин в спальном районе. Там была полка «Философия и эзотерика», совмещенная, со стандартным набором в духе: Конфуций, Ницше. Я решил действовать наугад и взял первую попавшуюся книгу. И это оказался «Трактат о природе человека» Дэвида Юма (большая редкость, даже сейчас ее трудно встретить в магазинах). Я пришел домой и прочитал от корки до корки. И несмотря на случайность выбора, это оказался очень неслучайный человек в отношении моего подросткового сознания, потому что по этой философии причинно-следственные связи можно ставить под вопрос. 

И вот эта идея о том, что общепринятое можно критиковать, произвела на меня колоссальное впечатление. Через Юма я вышел на Жиля Делёза. 

Я тогда ничего не понял, но меня это так захватило, что я читал Делёза на протяжении лет десяти практически каждый день. И сам Делёз в предисловии к «Капитализму и шизофрении» писал, что его книга предпосылается четырнадцатилетним. То есть именно этот возраст он почему-то тоже считал важным в отношении философии.

«Ты читаешь, ну и читай, сиди там в коморке и читай»

Но тогда проблема была в том, что у меня не было друзей, с которыми я мог бы все это обсудить. Я, конечно, рассказывал о прочитанном ребятам в компьютерном клубе, но обычно это было не интересно никому. В современном мире все меньше полей, где ты можешь делиться прочитанным. Чтение вытеснено в частную сферу. Ты читаешь, ну и читай, сиди там в коморке и читай. Отчасти это связано с тем, что современные рабочие процессы связаны с конкуренцией знания. Это вызывает у людей определенного рода беспокойства: достаточно ли я знаю, чтобы поступить куда-то, достаточно ли я умен, правильно ли я понял эту книжку. 

Для меня чтение — это определенный труд. И поводом для создания ридинг-групп (я делал ридинг-группы по современному искусству) для меня стало то, что чтение должно и может быть коллективным трудом, а не частным. Когда вы вместе читаете, то можете сразу обсудить прочитанное, и ваше мнение корректируется мнением другого. 

О немецких романтиках и Барте

Еще в этом смысле меня увлекла история ранних немецких романтиков. Я обратил внимание на то, что эта среда была средой дружеской и в ней были выработаны некоторые понятия совместной интеллектуальной деятельности. Постоянное условие было одно: оставаться открытым, дружелюбным и остроумным. 

С другой стороны, на меня произвела впечатление концепция семинаров Ролана Барта. Это было чтение и обсуждение, где сами законы обсуждения всегда ставились под вопрос. И это важно в отношении встреч клуба «Платон и К°», потому что мы тоже устанавливаем правила общения и высказывания по поводу философских текстов. То есть, я бы сказал, что в этом смысле чтение является чем-то политическим, чем-то, отвечающим на вопрос о совместной деятельности, совместной жизни в определенном пространстве.

О книгах серии «Платон и К°»

Когда я был подростком, не было книг такого типа. С одной стороны, они очень простые. И на первых ридингах я переживал: может, это слишком легкие книги? Но потом я понял, что в них парадоксальным образом удается ухватить самое главное в простых формах. И эти книги могут быть такими ключами к оригинальным текстам. Поэтому наши встречи строятся определенным образом: мы сначала читаем «Платон и К°», создаем «карту» философской системы и, исходя из этой карты, обращаемся к оригинальному тексту философа (если он существует). 

Еще я даю домашние задания, но они пока не имеют успеха. И это, опять же, из тех моментов, с которыми я должен постоянно работать. То есть наш курс не стоит на месте, он постоянно стратегически перестраивается.

«У нас был мир, где вообще не было места философии»

У поколения, которое знакомится с книгами через интернет, совсем другой доступ к информации, другая структура самого интереса, они по-другому увлекаются теми или иными книгами. Чтение сейчас очень связано с техникой и техническим вопросом. Когда я был подростком, у нас был мир, где вообще не было места философии. Сейчас это не так. То, что мне приходилось находить случайно, сейчас более распространено, и это здорово.

Меня поражает, что культура дискуссии на встречах нашего клуба выше, чем на некоторых круглых столах, в которых я участвовал. Возможно, я идеализирую, но мне это бросается в глаза.

И еще исчезло, как мне кажется, понятие возраста. Я вижу девятилетних и восемнадцатилетних детей, которые обсуждают одни и те же книги.

***

Подробнее о серии книг издательства Ad Marginem «Платон и К°» (или «Маленькие Платоны») можно прочитать в блоге Библиотеки имени Н.А Некрасова на «Меле»