Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Twitter Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
Воскресение Журнал

«Наши мужички даже понятия не имеют о кислороде!»

Два дебютных рассказа Николая Васильевича Успенского — «Старуха» и «Поросенок» — были опубликованы в еженедельном журнале «Сын отечества». Третий рассказ («Хорошее житье») в том же журнале не приняли, посчитав его стиль «слишком народным и непонятным для публики». Но автор не растерялся: отнес рассказ Николаю Некрасову в «Современник», получил хороший гонорар, а через год контракт с издательством.

Литературные критики и писатели того времени (Чернышевский, Достоевский, Тургенев, Толстой) ценили, хвалили и поддерживали молодого автора. Но однажды, после путешествия за границу, Успенский пришел к Некрасову, сказал, что ему мало платят, и потребовал платить ему гонорары, как у Льва Толстого.

…Он говорит о мужиках без церемоний, как о людях, которых он сам считает и читатель его должен считать за людей, одинаковых с собою, за людей, о которых можно говорить откровенно все, что замечаешь о них. Он нимало не стесняется в их обществе. Мы уверены, читая его книгу, думаешь, что когда он сидит на постоялом дворе или за обедом у мужика или бродит между народом на гулянье, его сиволапые собеседники не делают о нем такого отзыва, что вот, дескать, какой добрый и ласковый барин, а говорят о нем запросто как о своем брате, что, дескать, это парень хороший и можно водить с ним компанство. (Н.Г. Чернышевский, «Не начало ли перемены?», «Современник», 1861, № 11)

Затем Успенского все стали критиковать, используя следующие слова и обороты: человеконенавистник, ренегат, «бесталанный беллетрист с крошечным куриным миросозерцанием и крошечной куриной наблюдательностью».

Еще его невзлюбили народники, потому что они «возлагали все свои надежды на сельскую общину, как на прообраз «чисто русского» социализма, а Успенский показывал, что, во-первых, община уже разлагается, выделяя из себя кулачье, мироедов, а во-вторых, и в нынешнем своем, полупатриархальном состоянии она держит бедноту в рабстве, не меньшем, чем крепостное». (Сергей Чупринин, «Разночинец. Жизненный путь и литературное наследие Н.В. Успенского»)

А известный критик-народник А.М. Скабичевский писал, что народ у Успенского обязательно безобразен — «мужик непременно или вор, или пьяница, или такой дурак, каких и свет не производил; каждая баба такая идиотка, что ума помрачение».

Реализм, демократизм, народность — вот что поддерживал Успенский в своих текстах через своих типичных героев, которыми были представители духовенства, учителя и студенты, жители деревни и др.

В электронном каталоге Библиотеки имени Н.А. Некрасова можно найти и почитать разные произведения Николая Успенского. Мы выбрали самые знаковые из них и сделали специальный дайджест.

 «Издалека и вблизи: избранные повести и рассказы»

Издательство «Советская Россия»

Рассказы и повести 1860–1870-х годов, которые современники автора называли «очерками простонародного быта», а также поздние произведения о жизни разных сословий русского общества этого периода. По словам Чернышевского, в этих текстах прослеживаются наиболее характерные особенности художественного мастерства писателя: насмешливый юмор, точность бытовых примет и речевых характеристик, тяготение к гротеску, и главная — умение писать «о народе правду без всяких прикрас».

— Вы где спать будете, Иван Осипыч? — спросил его дворник. — Если угодно, так на сеннике; там важно...
— Нет, признаться, я боюсь на сене спать: говорят, в нем бывают разные веретеницы и казюльки всякие. Оно, может статься, и впрямь: обыкновенно, сено, значит, привозят с лугов; а на лугах, бывало, ходишь, сколько их под ногами!.. кишмя кишат...
— Да у нас, слава богу, есть где лечь, окромя сенника: дом, кажись, не маленький... Чушь, куды, куды, гладкая, чу-ушь!.. — завопил вдруг дворник на свинью, которая из сеней заносила свою ногу на крыльцо. Чрез минуту свинья и дворник скрылись в сенях за дверью.

(Из рассказа «Старуха», 1858)

«Из прошлого»

«Воспоминания» Успенского об известных писателях, напечатанные в литературно-юмористическом журнале «Развлечение». Найти и почитать некоторые его выпуски в оцифрованном виде можно в Электронекрасовке.

О разговоре Салтыкова-Щедрина с «коварным изменником»

С посетителями М.Е. обнаруживал необыкновенное благодушие, хотя между ними попадались люди положительно невыносимые.
Однажды на квартиру к нему явился какой-то господин и отрекомендовался автором одного ученого исследования и врачом.
Между ними произошел следующий разговор:
— Что вам угодно? — спросил М.Е.
— Нет, что вам от меня угодно? — переспросил врач.
— От вас мне ничего не угодно.
— Зачем же вы хотите меня описать? — возразил тот.
— Да объясните наконец, в чем дело?! — закричал Щедрин. Дело оказалось в том, что врач бросил девушку, с которой жил, а та пригрозила ему пожаловаться Щедрину, с которым она будто бы знакома, и сказала, что он «разделает коварного изменника».
Бедный врач до того перепугался этой угрозы, что прибежал оправдываться перед Щедриным и просил не губить его.

Некрасов отправляет Успенского в путешествие и обманывает его с гонорарами

— Средства эти, — продолжал Некрасов, — ваши рассказы... Их в «Современнике» напечатано так много, что из них выйдет довольно солидный томик. Я издам их в свет, а вам дам денег на путешествие, которое для вас будет очень полезно... В Париже теперь живет Тургенев, в Ницце Добролюбов, во Флоренции Боткин, автор «Писем об Испании». Если хотите, мы вас снабдим письмами к ним.
Я отправился за границу, где пробыл около года. Между тем мои очерки вышли в свет отдельной книжкой и раскупались нарасхват... Возвратившись в Петербург, я узнал из достоверного источника, что Некрасов вместо одного завода, как обещал, напечатал мои рассказы в количестве 6000 экземпляров ценой по 1 рублю за каждый, а я ограничился поездкой за границу, которая стоила мне только 1000 рублей. Следуя примеру Тургенева, Толстого, Гончарова и Достоевского, я прекратил всякие сношения с незабываемым поэтом и издателем «Современника».

«Жизнь и творчество Николая Успенского» («Судьба Николая Успенского»)

Издательство «Художественная литература»

Биография Николая Успенского, написанная Корнеем Чуковским в 1930 году. Опубликована в 5 томе собрания сочинений в части «Люди и книги», 1967 год.

Критиковал Тургенева и Пушкина

Оказывается, что «Война и мир» для него не что иное, как иллюстрация к известной брошюре «нашего знаменитого физиолога Сеченова — о задерживающих рефлексах и непроизвольных движениях». Тут, в одной этой фразе, — и базаровское презрение к поэзии, и базаровское преклонение перед «материей и силой».
Поэзии Николай Успенский вообще не жаловал, как и подобает человеку шестидесятых годов. Однажды он ошеломил Тургенева заявлением, будто Пушкин только и делал в своих стишках, что кричал: — На бой, на бой за святую Русь!

О завуалированной мысли Чернышевского

Между тем в этой статье Чернышевский, в полном согласии со своим поколением, не только не порицает Николая Успенского за его неуважение к деревенскому люду, но, напротив, это-то неуважение и ставит ему в большую заслугу.
По мнению Чернышевского, рассказы Николая Успенского, благодаря своей антитургеневской грубой правдивости, лучше всего объясняют, почему наше крестьянство еще не готово к революции. Конечно, по цензурным условиям Чернышевский завуалировал эту свою заветную мысль, но несомненно, что она является в его статье основной.

Вывод Чуковского

Все дело было именно в сочетании этих двух несочетаемых жанров. Если бы Успенский поставил более резкую грань между буффонадой и «сценкой с натуры», ни «Змей», ни «Обоз» не создали бы ему той репутации клеветника на крестьян, которая утвердилась за ним в семидесятых и восьмидесятых годах.

Конец Галереи

Кратко про Успенского

Родился 181 год назад в многодетной семье священника.

Умел пахать и сеять.

Учился в Тульской духовной семинарии, в Медико-хирургической академии и Петербургском университете.

Из петербургской Медико-хирургической академии был отчислен за то, что однажды, препарируя руку трупа, зачем-то изрезал ее на куски, сломал инструменты, разбросал их и ушел.

Стал писать в журнал «Современник», путешествовал на гонорары, но затем поссорился с редактором (Николаем Некрасовым) из-за денег и ушел.

Тургенев предложил ему участок в своем имении, чтобы там жить и спокойно заниматься литературой. Успенский построил себе домик, но как-то осенью ему стало скучно и он нанял себе сторожа, чтобы тот приходил к нему ночевать. Боялся сильного ветра и завывания волков. Землю он продал Тургеневу и ушел.

Печатался в умеренно-либеральных изданиях.

Возмутил современников напечатанными в журнале «Развлечение» воспоминаниями об известных русских писателях — ироничными и с выдуманными фактами.

Стал учителем русского языка и словесности, преподавал в Яснополянской школе, уездных училищах и в гимназиях. Часто «психовал», а однажды просто взял и исчез из Первой московской военной гимназии без предупреждения.

Постоянно всем грубил. Однажды написал грубую записку министру народного просвещения Головнину, который поручил ему объехать несколько уездов Московской, Тульской и Орловской губерний и написать отчет о состоянии школьного дела в России.

Напрасно полагают, — писал он министру, — что можно просвещать мужиков, у которых желудок набит лебедой и мякиной. Сперва надо накормить человека, а уж потом ему книжку подкладывать.

Верил в естественные науки и мечтал написать для крестьян популярную книгу по химии, чтобы улучшить их быт.

— Наши мужички, — объяснял он, — даже понятия не имеют о кислороде!

В 42 года влюбился в 17-летнюю дочь священника и женился на ней, но затем поругался с тестем из-за приданого, а через три года его жена умерла.

В последние 9 лет жизни Успенский много пил и голодал.

Ходил с чучелом крокодила, губной гармошкой и своей маленькой дочкой по трактирам: устраивал там представления — пел, танцевал, разыгрывал сценки.

Рассказывал биографии известных русских писателей.

За биографию Пушкина брал самую дешевую плату, а дороже всех брал за биографии тех, кто был сослан в Сибирь или сидел в тюрьме.

Притворялся крокодилом и говорил как бы от его имени.

Перерезал себе горло перочинным ножом в одном из московских переулков в октябре 1889 года.

Некролог о смерти Николая Успенского напечатали лишь в декабре того же года, но только в одной газете — «Историческом вестнике».

Не путать с писателем Глебом Успенским — двоюродным братом Николая. Глеб Успенский также писал о жизни чиновников и бедняков, крестьян-тружеников, о разложении крестьянской общины, о духовных исканиях русской интеллигенции. Печатался в «Отечественных записках», был одним из соратников «Народной воли», его цитировал и ценил Ленин. Начиная с 46 лет, стал сходить с ума из-за прогрессивного паралича, последние 10 лет провел в новгородской психиатрической больнице. 

 *Фотогалерея «Царская Россия в лицах. 1860-1870 гг.»