Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Twitter Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
Книги Разговор

«У тебя ведь лицо не мерзнет. А у нас все тело как лицо»

5 июня в Некрасовке историк танца и двигательной культуры Ирина Сироткина откроет образовательную программу к выставке «Проект «Спорт», подготовленной библиотекой в сотрудничестве с журналом «Теория моды: одежда, тело, культура», лекцией о культуре обнаженности.

Специально для сайта Некрасовки накануне встречи Ирина рассказала о том, чем отличается понятие «тела» от «телесности», обществе «Долой стыд!», а также о своей книге «Свободное движение и пластический танец в России», вышедшей в издательстве «НЛО»

Если сформулировать основные пункты разговора об авангардных практиках телесности начала ХХ века, то как они будут звучать?

Назовем только движение за реформу костюма, натуризм, занятия гимнастикой, новым — свободным — танцем, спортом, плаванием, велосипедом, йогой... Чтобы оценить радикальность произошедших в начале ХХ века перемен, вспомним, что до этого женщина не могла выйти из дома без корсета. При дамах слово «ноги» избегали употреблять и вместо этого говорили «нижние конечности», а в особо строгих домах на гнутые ножки рояля надевали чехлы, дабы не вызывать непристойных ассоциаций. В результате упомянутых реформ произошло, наконец, «раскрепощение тела». В одежде женщины отказались от корсета, мужчины — от жестких воротничков, в моду вошел, если не костюм Адама и Евы, то подражания античной тунике и легкие одеяния атлетов и гимнастов.

Чем отличается понятие «тела» от «телесности»?

Примерно тем же, что «лицо» от «личности». Под телом чаще всего понимают физический предмет или биологический организм, а телесностью называют всё, что связано с ощущением тела и его движений, осознанием своего телесного облика и того, как этот облик представляется другим. Иначе говоря, тело физично, а телесность связана с его внутренним, психологическим переживанием. Это — одно из значений «телесности», существуют и другие.

Чем понятие наготы в повседневной жизни советских людей начала ХХ века отличалось от этого же понятия в жизни людей зарубежных стран?

Сразу после революции в нашей стране проводилось немало радикальных экспериментов, в том числе биологических, с телом. Так, например, чтобы доказать правоту Дарвина — его идею о происхождении человека от обезьяны — ученые решили скрестить человека с антропоидами (шимпанзе). Представьте, что без труда нашлись комсомольцы-добровольцы (женского пола) для участия в экспериментах — настолько велик был революционный энтузиазм. В первые послереволюционные годы влиятельным было движение анархистов, которые проповедовали полную индивидуальную свободу, включая освобождение от одежды. Общество «Долой стыд!», участники которого появлялись на публике полностью обнаженными или с лентой через плечо (на которой было написано «Долой стыд!»), наделало много шума — несмотря на то, что эти акции, по всей видимости, были единичными. 

С приходом к власти Сталина подобных ненормативных практик поубавилось; тем не менее, еще в начале 1930-х годов существовали нудистские пляжи, а физкультурники и спортсмены ходили, по тогдашним меркам, полуголыми. Обнаженность, связанная с физкультурой и спортом и введенная в Советском Союзе в идеал, отличала наших сограждан от иностранцев, которые в общем и целом оставались гораздо большими пуританами в вопросах как одежды, так и свободной любви и брака.

А у современных людей как это выглядит? Какие изменения произошли?

Хочется сказать: дальнейшее раскрепощение тела. Однако приходится констатировать совсем другое — безудержную коммерциализацию тела. Косметика, фармацевтика, индустрия «здорового образа жизни», питания и отдыха, пластическая хирургия, наконец, одежда и мода — всё это бизнес, основанный на теле.

Конец Галереи

Что можно почитать человеку, интересующемуся историей телесности? 

Лучшее, что у нас опубликовано (а может, и вообще лучшая книга о теле), — трехтомник «История тела». Изложение построено в хронологическом порядке: первый том называется «От Ренессанса до эпохи Просвещения», второй — «От Великой французской революции до Первой мировой войны», третий — «Перемена взгляда: ХХ век»). Перевод с французского этого фундаментального труда подготовлен издательством «Новое литературное обозрение».

О концепции Бахтина

В структуре телесности можно выделить внутренние и внешние компоненты. Внутренние компоненты (внутреннее жизненное пространство) познаются через интероцептивные ощущения и чувства. М.М. Бахтин, выделяя внутреннее и внешнее тело, полагал, что «внутреннее тело — мое тело как момент моего самосознания — представляет собой совокупность внутренних органических ощущений, потребностей и желаний, объединенных вокруг внутреннего мира». Внешние компоненты (внешность и внешнее жизненное пространство) не только ощущаемы, чувствуемы, но и видимы. Большинство существующих психологических исследований посвящены именно видимому телу и внешности как компоненту образа «Я».

Как можно проще сформулировать и объяснить эту концепцию Бахтина? И как она будет звучать применительно к современному человеку?

Мне кажется, это близко тому, как понимал тело и телесность французский философ-феноменолог Морис Мерло-Понти. Он много исследовал процессы восприятия — то, как мы воспринимаем мир и себя самих. На этой основе он сформулировал тезис, согласно которому мое тело (le corps propre) — не вещь, не объект, который изучала бы наука или лечит медицина, а необходимое условие моего личного опыта, того, как я переживаю мир. Современная психология отчасти следует этому пути: она, в частности, изучает, как ощущение человеком собственного тела становится компонентом его «Я», личности.

Что означает «телесность сознания»?

В последние десятилетия стало принято говорить об «embodied mind», «embodied cognition» — «воплощенном сознании» или «познании». The Embodied Mind: Cognitive Science and Human Experience — так называлась книга биолога Ф. Варелы с соавторами (Varela, Thompson and Rosch), вышедшая в 1991 году. В ней делалась попытка, опираясь на Мерло-Понти, изменить когнитивные науки, которые были очень техничными, но имели мало отношения к субъективному опыту человека. Авторы исследовали непосредственный опыт восприятия, связанный с действием, желаниями и ценностями индивида. Хотя попытка авторов ввести в когнитивные науки некоторые идеи буддизма оказалась менее удачной, термины «embodied cognition», «embodiment» закрепились. Если совсем кратко, воплощенное познание — это о том, что человек думает не только мозгом, но и всем телом, с помощью органов чувств, включая такие чувства, о которых мы еще мало знаем (как, например, чувство движения, кинестезия, которое называют еще «шестым чувством»).

Конец Галереи

О книге «Свободное движение и пластический танец в России»

Книга состоит из двух частей — исторической и философской. В первой речь идет о появлении в России нового танца, названного современниками пластическим или свободным. Его завезла в нашу страну Айседора Дункан, которая принимала деятельное участие во многих реформах, включая реформу одежды (она отказалась от корсета и танцевала босиком), эмансипацию женщин (считая, что женщина не обязана выходить замуж и может рожать детей от разных отцов) и трансформацию танца из легкого развлечения в серьезное искусство, имеющее глубокий, почти сакральный смысл. С легкой руки (или ноги) Дункан в России появилось множество студий танца, участники которых много экспериментировали, — в том числе, с наготой. Во второй части книги речь идет о философских вопросах, таких как противопоставление в танце естественного и искусственного, легкости и усилия, текучести и прерывности, и о многих других интересных вещах.

«Стыд» и «нагота» для человека до сих пор синонимы. В каких странах это не так и может ли это когда-либо измениться? «Для жителей цивилизованной страны естественное состояние — быть одетым. Нагота анормальна» (Генри Джеймс)

В традиционной культуре голизна или нагота часто связываются с иным — загробным — миром. Так как ребенок появляется на свет нагим, т.е. принадлежащим иному миру, требуется целый ряд действий, которые вводили бы его в сей мир. Иногда обнажение требовалось при выполнении ритуальных действий, которые, как считалось, приобщали человека к иному пространству. Наши предки считали, например, что собирать траву на Ивана Купалу следовало, полностью обнажившись. По народным представлениям, бесы ходят нагие или в рубашках без пояса — слово «распоясаться» до сих пор означает буйное, «бесовское» поведение.

В монотеистических религиях, включая христианство, сформировалось отношение к наготе как к чему-то греховному, недостойному и даже позорному. В работе «Теология одежды» Эрик Петерсон утверждает, что до грехопадения можно говорить только об отсутствии одежды: Адам и Ева в Раю не замечают своей наготы, они защищены своей невинностью — «одеждами благодати». Только после потери этого дара они начинают стыдиться половых органов и прикрывают свое «несовершенство» фиговым листом.

«Мы стыдимся своего тела только потому, что не чувствуем его лицом. Лицо вовсе не связано с определенной областью тела. Оно может странствовать» (Максимилиан Волошин). 

К сожалению, не знаю источника этой цитаты, но она напоминает мне один литературный анекдот античности (воспроизвожу по памяти, поэтому могу ошибиться). Поэт Овидий, когда он был изгнан в страну варваров-скифов, спросил одного из них, как в столь суровом климате они ходят круглый год без одежды. «У тебя ведь лицо не мерзнет, — ответил скиф. — А у нас все тело как лицо».