Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
Чтение Журнал

О пушкинском «драгунчике»

Дочь президента Петербургской академии художеств и директора Императорской публичной библиотеки Анна Оленина была одной из муз Пушкина. Поэт познакомился с ней, когда ему было 19, а ей — 10 лет. Спустя примерно 10 лет он стал частым гостем салона семьи Олениных в Петербурге, где с удовольствием наблюдал за Анной: к тому времени она стала красавицей, получила образование, хорошо пела, сочиняла музыку, а также была фрейлиной императорского двора. Она дружила с разными мужчинами того времени и нравилась им не только из-за своей внешности. Например, Петр Вяземский называл ее «бойкой штучкой», «милой и резвой, как мышь», а Пушкин — «драгунчиком».

«Батюшке я сама во многом обязана, от его истинного глубокого знания и мне кое-что перепало. В его разговорах, выборе для меня книг и в кругу незабвенных наших великих современников: Карамзина, Блудова, Крылова, Гнедича, Пушкина, Брюллова, Батюшкова, Глинки, Мицкевича, Уткина, Щедрина и прочих почерпала я всё, что было в то время лучшего» (из дневника А. Олениной).
 Портрет А. Олениной работы О. Кипренского

 Пушкин в нее влюбился. И хотя Анна прекрасно осознавала, что ей «пора замуж», так как она стала «дорого обходиться» родителям, влюбленный поэт произвел на нее не самое приятное впечатление, о чем она написала в своем дневнике:

«Бог, даровав ему гений единственный, не наградил его привлекательной наружностью. Лицо его было выразительно, конечно, но некоторая злоба и насмешливость затмевали тот ум, который виден был в голубых, или, лучше сказать, стеклянных, глазах его. Да и прибавьте к тому ужасные бакенбарды, растрепанные волосы, ногти, как когти, маленький рост, жеманство в манерах, дерзкий взор на женщин, которых он отличал своей любовью, странность нрава, природного и принужденного, и неограниченное самолюбие — вот все достоинства телесные и душевные, которые свет придавал русскому поэту XIX столетия».

Когда Пушкин приехал свататься к родителям Анны, те ему отказали. Они считали поэта человеком хоть и известным, но не способным обеспечить их дочери достойное будущее в финансовом плане, а также их смущало неподобающее общественное поведение и образ жизни Пушкина, его «неблагонадежность» в глазах власти как автора «Гавриилиады» и отрывка из элегии «Андрей Шенье». Что касается мнения самой Анны, существует версия, что она не сильно расстроилась неодобрением родителями жениха, поскольку прекрасно была осведомлена о самых разных увлечениях Пушкина. Например, о его истории с Анной Керн, которой Оленина была родственницей, а именно — кузиной.

Пушкин посвятил Анне Олениной несколько стихотворений. Причем он был не единственный, кто выражал свои чувства к ней таким образом. Среди авторов были, к примеру, Иван Крылов, Михаил Лермонтов, Александр Мейендорф, а также несколько анонимных поэтов.

Все эти поэтические тексты, а также работы исследователей биографии Пушкина и Олениной можно найти и заказать в электронном каталоге Некрасовки.

Мы собрали некоторые стихи Пушкина, посвященные Анне, чтобы проследить историю развития его чувства.

«Увы! Язык любви болтливый…»

Пушкин надеется на то, что любовное послание в стихах доставит Анне больше положительных эмоций, чем аналогичное письмо в прозе.

Увы! Язык любви болтливый,
Язык неполный и простой,
Своею прозой нерадивой
Тебе докучен, ангел мой.
Но сладок уху милой девы
Честолюбивый Аполлон.
Ей милы мерные напевы,
Ей сладок рифмы гордый звон.
Тебя страшит любви признанье,
Письмо любви ты разорвёшь,
Но стихотворное посланье
С улыбкой нежною прочтёшь.
Благословен же будь отныне
Судьбою вверенный мне дар.
Доселе в жизненной пустыне,
Во мне питая сердца жар,
Мне навлекал одно гоненье,
Иль лицемерную хулу,
Иль клевету, иль заточенье,
И редко хладную хвалу.

«Зачем твой дивный карандаш…»

Пушкин обращается к художнику Джорджу Доу, который встретил его как-то раз на пароходе и нарисовал портрет (до сих пор не найден). Вспоминая этот эпизод в своем стихотворении, Пушкин сравнивает свою внешность с внешностью Анны и признает совершенство последней.

Зачем твой дивный карандаш
Рисует мой арапский профиль?
Хоть ты векам его предашь,
Его освищет Мефистофель.

Рисуй Олениной черты.
В жару сердечных вдохновений
Лишь юности и красоты
Поклонником быть должен гений.

Ее глаза («Она мила — скажу меж нами…»)

Когда это стихотворение напечатали в альманахе «Северная звезда» за 1829 год (без разрешения автора), фамилию Анны там заменили на Элодию. На самом деле Пушкин любуется здесь именно глазами Олениной. А еще эти строки — «ответ» на «Черные очи» Вяземского, воспевающего глаза «небесного дьяволенка» (по мнению и словам Жуковского) мадемуазель Александры Россет. В первоначальном варианте (в альбоме Олениной) вторая строчка там была такой: «Твоя Россети егоза». В реальности Пушкин считал Александру Россет «придворных витязей грозой», а когда женился на Наталье Гончаровой, они дружили и часто гуляли все вместе.

Она мила — скажу меж нами —
Придворных витязей гроза,
И можно с южными звездами
Сравнить, особенно стихами,
Ее черкесские глаза.
Она владеет ими смело,
Они горят огня живей;
Но, сам признайся, то ли дело
Глаза Олениной моей!
Какой задумчивый в них гений,
И сколько детской простоты,
И сколько томных выражений,
И сколько неги и мечты!..
Потупит их с улыбкой Леля —
В них скромных граций торжество;
Поднимет — ангел Рафаэля
Так созерцает божество.

Ты и вы («Пустое вы сердечным ты…»)

Сведений о точной дате, месте и обстоятельствах этого внезапного изменения речевого поведения Анны в отношении Пушкина нет. Зато его укрепившаяся надежда, вера в благоприятный исход и возбужденное состояние — просто налицо.

Пустое вы сердечным ты
Она, обмолвясь, заменила
И все счастливые мечты
В душе влюбленной возбудила.
Пред ней задумчиво стою,
Свести очей с нее нет силы;
И говорю ей: как вы милы!
И мыслю: как тебя люблю!

«Кобылица молодая…»

Мечты Пушкина о близости с Анной Олениной выражены в этом стихотворении через эротический подтекст. А еще поэт подражает здесь известной оде Анакреона.

Кобылица молодая,
Честь кавказского тавра̀,
Что ты мчишься, удалая?
И тебе пришла пора;
Не косись пугливым оком,
Ног на воздух не мечи,
В поле гладком и широком
Своенравно не скачи.
Погоди; тебя заставлю
Я смириться подо мной:
В мерный круг твой бег направлю
Укороченной уздой.

«Не пой, красавица, при мне…»

Так выразил Пушкин свою ностальгию по путешествию по югу России, когда услышал однажды грузинскую песню в исполнении Олениной (в те времена она брала уроки у Глинки). Относительно образа «далекой, бедной девы» исследователи сомневаются, но все же полагают, что речь идет о Марии Волконской, которая отправилась в Сибирь к своему мужу-декабристу. Пушкин когда-то был в нее влюблен, а пение новой любимой возвращает поэта к грустным воспоминаниям и эмоциям.

Не пой, красавица, при мне
Ты песен Грузии печальной:
Напоминают мне оне
Другую жизнь и берег дальный.
Увы! напоминают мне
Твои жестокие напевы
И степь, и ночь — и при луне
Черты далекой, бедной девы.
Я призрак милый, роковой,
Тебя увидев, забываю;
Но ты поешь — и предо мной
Его я вновь воображаю…

Предчувствие («Снова тучи надо мною…»)

Скорее всего, все эти упаднические настроения Пушкин испытывал под впечатлением от допросов по поводу его «Гавриилиады». Он готовился к любому развитию событий, включая самые худшие варианты, поэтому мысленно «прощался» с Анной.

…Бурной жизнью утомленный,
Равнодушно бури жду:
Может быть, еще спасенный,
Снова пристань я найду...
Но, предчувствуя разлуку,
Неизбежный, грозный час,
Сжать твою, мой ангел, руку
Я спешу в последний раз…

«Вы избалованы природой…»

Это стихотворение было написано ко дню рождения Анны, но так и не было передано ей. Причиной стала их обоюдная ревность: Анна считала, что Пушкин влюблен в Аграфену Закревскую, а Пушкин ревновал Анну к «любезному герою сего дня» Алексею Чечурину.

Вы избалованы природой,
Она пристрастна к вам была,
И наша страстная хвала
Вам кажется докучной модой.
Вы сами знаете давно,
Что вас хвалить не мудрено.
Что ваши взоры — сердцу жалы,
Что ваши ножки — очень малы,
Что вы чувствительны, остры,
Что вы умны, что вы добры,
Что можно вас любить сердечно, —
Но вы не знаете, конечно,
Что и болтливая молва
Порою правды не умалит,
Что иногда и сердце хвалит,
Хоть и кружится голова.

«Я вас любил...»

Одно из самых известных стихотворений Пушкина, которое он написал в альбоме Анны.

Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

Что касается Анны Олениной, она в итоге вышла замуж в 32 года, уже после смерти Пушкина. Ее супругом стал сын французского эмигранта, офицер лейб-гвардии Гусарского полка Федор Александрович Андро де Ланжерон — впоследствии вице-президент Варшавы, сенатор, тайный советник. Есть сведения, что он сильно ревновал Анну ко всему, «что некогда наполняло ее девичью жизнь» и считал, что все это «не должно было более существовать, даже как воспоминание». Сама Анна, если верить воспоминаниям ее племянника, до конца жизни вспоминала Пушкина с нежностью, но о несостоявшемся замужестве горевала не сильно и на все вопросы отвечала так: «Он был вертопрах, не имел никакого положения в обществе и, наконец, не был богат».