Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Twitter Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
День рождения Журнал

Писатели в масках

22 ноября писателю Виктору Пелевину — 55. Хотя многие до сих пор не уверены, что он существует. В «литературной тусовке» Пелевин не появляется, в соцсетях не числится, интервью даёт редко, на церемонии вручения всяческих премий, которых удостоены его произведения, не приходит. 

Предположения, кто на самом деле скрывается под данным сочетанием имени и фамилии, самые разные: группа авторов, искусственный интеллект, реальный человек-аноним. Личная страница писателя в Википедии с подробным описанием биографии, вполне возможно, тоже всего лишь чья-то выдумка. В интернете есть два интервью 1996 года (в США и в Италии), в которых на экране появляется Виктор Пелевин в тёмных очках. Он это или не он — никому до сих пор точно неизвестно. 

Литературная маска — особый тип литературного псевдонима, превращающий использование псевдонима в литературный приём. Создание литературной маски предполагает, что тексты приписываются вымышленному автору, наделённому собственной более или менее развёрнутой биографией, собственными личными качествами и литературными ориентирами.

Первое произведение — «Колдун Игнат и люди (Сказочка)» —Пелевин написал в 1989 году. Новый «энциклопедический роман о будущем любви, искусства и всего остального» («iPhuck 10») вышел осенью 2017 года. Пресс-релиз этого произведения выглядел следующим образом: #gadgets (гаджеты), #искусственный интеллект, #современное искусство, #детектив, #gender studies (гендерные вопросы), #триллер, #куда всё катится, #тыполюбитьзаставиласебячтобыплеснутьмневдушучёрнымядом.

В электронном каталоге Библиотеки имени Н.А. Некрасова можно найти и заказать книги автора Виктора Пелевина, кем бы он там ни был в действительности.

Мы вспомнили ещё нескольких российских писателей, существование которых более или менее подтверждено.

Григорий Чхартишвили

Псевдонимы: Борис Акунин, Анатолий Брусникин, Анна Борисова

Книги: «Планета вода», «Герой иного времени», «Креативщик»

Автор рассекретил себя в 2012 году в собственном блоге:

«Эксперимент, которым я развлекался четыре с половиной года, окончен. Пора подводить итоги. (...) Мне давно хотелось начать писать беллетристику как-то по-другому. Вообразить, что я — это не я, а какой-то немного другой или даже совсем другой автор. Но маска «Борис Акунин» приросла ко мне слишком плотно. Увидев на обложке эту фамилию, читатель уже ждал рифмы «розы» — то есть чего-нибудь детективного, остросюжетного, в меру познавательного, неизменно игрового. А если я пробовал свернуть немного в сторону и поменять правила игры, читатель возмущался и начинал говорить, что я его обманул. (...) Поэтому я сделал правильные оргвыводы. Решил, что если хочу писать как-то уж совсем не по-акунински, то и назовусь другим именем. Чтоб никого не разочаровывать».

Марк Леви

Псевдоним: Михаил Агеев

В 1934 году, когда в Париже вышел «Роман с кокаином», большинство писателей подозревали, что Михаил Агеев — псевдоним. Сначала автором считали Владимира Набокова из-за совпадения некоторых фактов биографии, имён персонажей и элементов стиля. Роман переиздавали в 1980-е на Западе, и там он пользовался большим успехом. В 90-е им зачитывались в России, и существует даже версия, что он повлиял на Пелевина, писавшего «Чапаева и пустоту». В 1997 году были найдены письма Леви, в которых он договаривается об издании своего романа под псевдонимом Михаила Агеева.

Современный Марк Леви — популярный французский писатель, книги которого переведены более чем на 30 языков и становятся бестселлерами — ничего общего с автором «Романа с кокаином» не имеет.

Андрей Синявский

Псевдоним: Абрам Терц

Книги: «В тени Гоголя», «Прогулки с Пушкиным», «Спокойной ночи».

В начале 1960-х годов в русскоязычных западных изданиях была опубликована повесть «Любимов» — о маленьком советском городке, в котором велосипедный мастер становится диктатором и строит коммунизм. Затем — ироническая статья о социалистическом реализме. Произведения объявили антисоветскими и стали искать автора на уровне КГБ. В середине 60-х его (вместе с Юлием Даниэлем) осудили на 7 лет за антисоветскую пропаганду. В начале 90-х дело пересмотрели, приговор отменили, Синявский эмигрировал и продолжал печататься под именем Абрама Терца, поскольку оно уже было очень известным.

Светлана Мартынчик

Псевдоним: Макс Фрай

Книги: «Болтливый мертвец», «Русские инородные сказки», «Книга Одиночеств».

Фэнтези с элементами пародии появились в книжных магазинах в 1996 году, а в 2011-м произведения Макса Фрая стали самыми издаваемыми в России. Выбор псевдонима Светлана объяснила тем, что в 90-е в именах отечественных авторов-фантастов можно было без труда затеряться. По той же причине в те времена многие писатели придумывали себе иностранные псевдонимы, но настоящая популярность пришла в итоге только к Светлане. Разоблачил автора Дмитрий Дибров в своей программе «Ночная смена».

«Мой герой Макс, как и я, — эмоциональный интуитив, в его непредсказуемой жизни нет никакой логики. Мой псевдоним выбран именно благодаря моему герою. Мне хотелось, чтобы имя автора и имя персонажа, от которого ведётся рассказ, совпадали», — призналась Светлана в одном из интервью.

Игорь из Петербурга (фамилия автора до сих пор неизвестна)

Внимание, на фото может быть Иржи Грошек! Подлинной фотографии автора никто еще не видел. 

Псевдоним: Иржи Грошек

Книги: «Реставрация обеда», «Легкий завтрак в тени Некрополя», «Пять фацеций «а-ля рюсс».

Существование «известного чешского писателя, критика и кинематографиста» Иржи Грошека было поставлено под сомнение разными литературными критиками и вызвало много дискуссий. «Вначале я написал роман и стал предлагать его разным издательствам под собственными фамилиями — Иванов, Петров, Сидоров. Слава богу, никто не взял», — признаётся автор. После дефолта 1998-го Игорь, работая редактором журнала, вынужден был заполнять его своими произведениями под разными псевдонимами: Копейкин, Геллер, Сентаво и Грошик (который, видимо, и стал Грошеком). «Что же касается имени Иржи — объяснил автор в одном из интервью, — то я пребывал в полной уверенности, что это аналог Игоря. Люди! Не повторяйте моих ошибок! Йиржи — это Георгий, и пишется несколько иначе».