Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Twitter Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
Электронная Библиотека

Симфония гудков. Эксперименты авангардной музыки Арсения Авраамова

Новая культура постреволюционной России формировалась в радикальных манифестах современников. Провозглашённый футуристами призыв «Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее иероглифов. Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности», опубликованный в сборнике «Пощёчина общественному вкусу» в 1912 году, стал буквально инструкцией по применению. Семь лет спустя те же футуристы в своей «Газете Футуристов» затрагивают тему музыки нового быта: «Пусть отныне, проходя по улице, гражданин будет наслаждаться ежеминутно глубиной мысли великих современников, созерцать цветистую яркость красивой радости сегодня, слушать музыку — мелодии, грохот, шум — прекрасных композиторов всюду. Пусть улицы будут праздником искусства для всех».

Самым ярким практиком, воплотившим этот призыв, стал композитор, теоретик музыки и изобретатель Арсений Авраамов, или — как он сам себя называл — Реварсавр (революционный Арсений Авраамов).

Арсений Авраамов, 1886—1944

В 1922 году в Баку и в 1923 году в Москве Арсений Авраамов ставит урбанистическую симфонию на стыке искусства и технологий «Симфония гудков», музыкальным сопровождением становятся чётко расписанные пушечные и пистолетные выстрелы, заводские гудки, выкрики речёвок, свист пара, шум самолётов и другие «машинные» звуки, местом исполнения — весь город.

Современная реконструкция «Симфонии гудков»

В 1923 году, в журнале «Горн» № 9, Авраамов публикует развёрнутый материал с описанием своего опыта проведения «Симфонии гудков» в масштабах города.


Симфония гудков. Арсений Авраамов

Из всех искусств музыка обладает максимальною социально-организующею мощью.

Древнейшие мифы свидетельствуют об осознании этой мощи человечеством с незапамятных времен.

Орфей музыкою укрощает диких зверей. Иисус Навин трубами сокрушает Иерихонские твердыни. Амфион звуками лиры воздвигает из скал величественные храмы: сами собою складываются каменные колоссы под его музыку. Пифагор слышит «гармонию сфер» в самой космической механике, движении небесных светил.

От мифа к истории: музыка и массовая песня — неизбежные атрибуты социальной жизни человечества в наиболее торжественные её моменты; празднества, религиозные и бытовые обряды, коллективный труд (от бурлака до солдата) — немыслимы без песен и музыки.

Высокая организация коллективного фабрично-заводского и артельного труда в капиталистическом обществе, казалось бы, должна была создать достойную форму музыкального воплощения... однако, нужен был Октябрь, чтобы дать жизнь идее «гудковой симфонии»: анархические тенденции в самой системе производства и страх перед сплочением производителей, рабочих — не допускали её реального оформления. Ежеутренний хаотический рёв был пока еще «зовом неволи»...

Пришла революция. Однажды ночью — незабвенная ночь! — тысячеголосым хором гудков и сирен взревел Красный Питер, и в ответ по глухим переулкам окраин помчались к заставам сотни грузовиков, ощетинившихся штыками винтовок... Красная гвардия летела навстречу Корниловским авангардам... Как хотелось, как нужно было в этот грозный момент связать единой волей ревущий хаос и на смену тревоге дать победный гимн Интернационала!

Великий Октябрь. Снова ревут по всей России гудки, бухают орудия... и всё ещё нет единой организующей воли.

19-й год. Волга. Нижний. Провожаем эшелоны навстречу Колчаку в Казань. Ревём на прощанье всей эскадрой, пока не скроется из глаз серый дымок... делаем, наконец, первую попытку организации... Трудно, не удаётся, слишком много сирен, но всё же контуры массива Интернационала можно различить...

22-й год. Баку. Открытие навигации. 26 судов нефтефлота отходят в Астрахань. Ревёт весь флот, доки, заводы... Оркестр грандиозный. Решено: в 5-ю годовщину Октября он зазвучит стройно. И он зазвучал.

Мы хотим, чтобы в 6-ю годовщину каждый город, имеющий десяток паровых котлов, организовал достойный «аккомпанемент» Октябрьскому торжеству, и даём здесь инструкцию по организации «симфонии гудков» применительно к различным местным условиям.

После удавшегося опыта это уже нетрудно: нужна лишь инициатива и энергия.

Магистраль

Одним из важнейших условий удачного исполнения является предварительная постройка паровой гудковой магистрали.

Магистраль устанавливается либо на удобном по месторасположению заводском котле, либо на паровозе или пароходе (в Баку была установлена на миноносце «Достойном»).

Преимущества подвижной магистрали очевидны: в различные моменты торжества она может быть подана в тот или иной пункт города и даже продемонстрирована самостоятельно в окрестностях.

Устройство магистрали очень несложно: на общую трубу навинчивается от 20 до 50 гудков (преимущественно цилиндрических: их легче перестраивать). Трубе придаётся та или иная форма, в зависимости от места установки: прямая, полукруглая, двух-трёхколенная, безразлично — с точки зрения звучания. Важно лишь, чтобы подача пара была в центре, а на концах устанавливаются спускные краны или клапаны, для отлива воды перед исполнением, — иначе вода будет выбрасываться через клапан гудков и ритмическая точность исполнения утрачивается. Настройка гудков производится укорочением воздушного столба в надставном цилиндре любым способом: поршневым, либо просто вколачиванием деревянной чурки сверху с последующим закреплением её на данной глубине. Дерево нужно выбрать наименее гигроскопичное, иначе разбухание его под действием пара нарушит точность настройки уже после 2–3 репетиций.

Стаканные гудки перестройке поддаются очень слабо (лишь в пределах одного тона, самое большее — терции) путём подкладки шайб и, следовательно, удаления нижней окружности стакана от паровой струи: значительное изменение высоты будет в ущерб тембру и силе тона.

Если нужны высокие тона, которых имеющиеся гудки не дают, можно деформацией окошка в цилиндрическом гудке или эксцентрической установкой стакана добиться обертонового звучания (на октаву, квинту и двойную октаву выше). Однако, с такими гудками нужна осторожность и многократная проверка, — они могут «обмануть» в момент исполнения при малейшем изменении давления пара.

Вообще, необходимо установить норму давления и держаться её, как при настройке, так и при исполнении: 100–120 фунтов дают хороший эффект (топку всё время шуровать).

Установка магистрали должна быть достаточно высокой, чтобы исполнители не оглушались рёвом. Само собою разумеется, что прочность конструкции в законченном виде должна быть испытана на водяном или воздушном давлении, иначе исполнители рискуют ожогами.

Вся магистраль должна быть тепло укутана вплоть до гудковых клапанов, во избежание постоянного охлаждения пара и скопления воды в клапанах.

Расходы по постройке магистрали грошовые, но зато она может остаться для постоянного пользования, вплоть до ежедневной утренней и вечерней сигнализации.

Индивидуальные гудки

Без магистрали можно обойтись лишь в случае достаточного количества подвижных котлов (паровозов и судов) и возможности их концентрации в одном районе (вокзал, железнодорожная пристань).

Но и в этом случае магистраль, как некий уже «музыкальный инструмент», весьма помогает цельности впечатления.

Арсений Авраамов дирижирует симфонией

При большом количестве неподвижных гудков (фабрики, заводы, паровые мельницы, доки, депо и т. д.) их можно использовать группами в развитии музыкальной картины. Например, в Баку таким образом развёртывалась музыкальная картина тревоги и боя. Сигналы к выступлению групп за дальностью расстояния подаются орудийными залпами. Группы настраиваются в компактных гармониях и дают фон центральному коллективу и магистрали. Необходимо учесть звуковые расстояния от сигнальной пушки до группы и от группы до площади празднования, чтобы вступление групп было своевременным. В исполнении Интернационала отдаленные группы не участвуют, так как пушка в это время играет уже роль «большого барабана» и сигнализировать на расстояние не может. Подвижная магистраль может быть на время передвинута для усиления той или иной группы, но к финалу должна быть возвращена на своё место.

Сирены, автотранспорт, колокола, аэро

Сирены флота и заводов составляют особую группу инструментов, не участвующую в гармоническом развитии музыкального произведения. Они выступают самостоятельно, в особых эпизодах, поодиночке или аккордами (параллельно и в противодвижении) на органном пункте басового гудка под ружейные и пулемётные залпы, главным образом, как средство звукописи и сигнализации. При хороших «исполнителях» можно, конечно, попытаться дать им и гармонические и даже мелодические задания, но это уже виртуозный элемент, не легко вводимый в конструкцию обычной тоновой музыки. «Дифференциальная» музыка сиренных звучаний целиком в плане будущего. Сегодня мы едва лишь нащупываем законы её специфической гармонии и мелодии.

Автотранспорт, расположенный в непосредственной близости к месту празднования (в одной из прилегающих улиц), ценен, главным образом, своими шумовыми эффектами, но при достаточном количестве тоновых сигналов может составить и особую темброгармониевую группу. Шумы самих моторов (особенно грузовиков), равно как и низколетящих аэро и гидропланов, создают изумительные эффекты потрясающего эмоционального действия.

Колокольный звон, набатный, похоронный и ликующе-радостный – применяются в соответствующих эпизодах – без учёта гармонической концепции, либо весь строй симфонии заранее избирается применительно к имеющимся в распоряжении колоколам (ритмический перезвон флотских «склянок» в Баку сопровождал всё исполнение Интернационала).

Артиллерия

При большой площади разбросанности гудков необходимо иметь для сигнализации, хотя бы одно, тяжёлое орудие и возможность бить из него боевым снарядом (шрапнель не годится, ибо, разрываясь в воздухе, наиболее опасна и даёт второй звук взрыва, могущий сбить с толку исполнителей). «Большой барабан» может дать и полевое орудие.

Опытные пулемётчики (опять-таки при условии стрельбы боевой лентой) не только имитируют барабанную дробь, но и выбивают сложные ритмические фигуры. Холостые ружейные залпы и частый огонь пачками хороши для звукописных моментов.

Вышка

Для дирижирования симфонией в непосредственной близости к центру исполнения на возвышенном месте устраивается вышка.

Простейшее устройство — пара скреплённых концами телеграфных столбов со «шведской мачтой». Наверху — площадка с барьером.

По борту — гнёзда для древков флагов, либо веревочное приспособление для их вздёргивания. Вышка должна проектироваться для луча зрения исполнителей на чистом небе. Цвета флагов подбираются наиболее резкие (морская сигнализация), видные хорошо издали. Флот, паровозы, батарея, пулемётчики, автотранспорт — занимают позиции вблизи вышки, чтобы видеть сигналы непосредственно. На вышку должен быть проведён полевой телефон со своей станцией, связанный с батареей, площадью празднования, полигоном и важнейшими группами. Полезно иметь сильный рупор и человеческую (живую) связь с магистралью. Дирижирование (метрическое) — правой рукой; левой — выбрасываются артиллерийские и др. сигналы. Батарея — на сотню-другую ближе к площади празднования, чем вышка, во избежание опозданий выстрела.


Подробнее ознакомиться с описанием и нотами урбанистической симфонии Арсения Авраамова можно в журнале «Горн» в электронной библиотеке Некрасовки.