Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Twitter Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
Журнал Путеводитель

«Родители, не стесняясь, так и говорят: будешь слушаться, куплю тебе лошадку»

Сборник мыслей выдающихся педагогов, ученых, писателей и общественных деятелей вышел в издательстве «Педагогика» 31 год назад. Потенциальными читателями этой книги считали «всех, кто рядом с ребенком, кто влияет на его формирование, прежде всего родителей». Тексты более ста авторов, включая ученых разных времен и народов, призывали к одной главной цели — рассказать о том, что такое хорошо и что такое плохо в делах воспитания. В некоторых из них авторы не просто делились мыслями или были процитированы составителями, но давали конкретные советы по тем или иным вопросам.

Те, кто хочет самостоятельно разобраться в актуальности/устарелости мыслей авторов текстов сборника «Мудрость воспитания», могут найти и заказать его в электронном каталоге Библиотеки имени Н.А. Некрасова. Для остальных мы собрали фрагменты из некоторых глав этой книги и сделали небольшой путеводитель.

Как понять, что «правильно» читаешь книгу

Совет от польского писателя, педагога и врача Януша Корчака

Во-первых, не рекомендуется «лихорадочно листать страницы», в поисках «точных указаний и рецептов» по какому-то своему вопросу, возникшему в процессе чтения. Во-вторых, если после чтения вы отложили книгу в сторону и заметили в своей голове какое-то незнакомое шевеление — знайте, что это начинают плестись нити ваших размышлений, книга вас задела и стала наполнять вопросами и ответами. Поэтому, в-третьих, будьте теперь готовы к «долгим часам вдумчивого одинокого созерцания» и никогда теперь не бойтесь слова «не знаю», потому что именно оно рождает новые мысли и приближает к истине.

Ребенок не живет в мире вымысла

Истории от английского мыслителя, журналиста и писателя Гилберта Честертона

Автор заключает, что первые впечатления не просто важны, а могут стать неким символом того, что человек затем станет ценить, став взрослым. «Всю жизнь я любил края, грани, отделяющие одну вещь от другой. Всю жизнь я любил рамки и постоянно твердил, что самая широкая ширь еще величественнее, когда ее видишь в окно. К великому огорчению театральных критиков, я и сейчас считаю, что драма должна еще подняться до высот кукольного театра. Люблю я и расщелины, и бездны, и вообще все, что подчеркивает разницу между предметами», — пишет Честертон. Все это он связывает с различными увлечениями отца, а также театром, который он часто видел в детстве. Автор всю жизнь мечтал создать собственный кукольный театр, но затем понял, что время на это у него будет, видимо, в «другом, лучшем мире».

Кроме того, он утверждает, что подобная любовь к кукольному театру не говорит о тяге ребенка к иллюзии, поскольку ребенок «никогда не спутает факта с вымыслом — он просто любит вымысел». В подтверждение этой мысли автор размышляет о том, что ребенок «прекрасно понимает разницу между игрой в разбойников и кражей конфет». А еще такие игры важны для развития воображения: «Я наводнял мир драконами, но твердо знал, что герой обязан сразиться с ними и победить…» Тем самым он оправдывает покупку револьвера, которую совершил как-то по пути в церковь: «Я не собирался убивать жену: мне никогда не удавалось идти в ногу с веком. Я купил револьвер, ибо в юности мечтал о подвигах и теперь собирался защитить жену от пиратов, рыщущих на Норфолкских озерах, куда мы направлялись…»

Вся правда о бескорыстной родительской любви

Расследование педагога-просветителя, историка русской литературы Владимира Стоюнина

 Бескорыстная любовь к детям, по мнению автора, скорее результат их родительского воображения, нежели реальности. Проверить себя очень просто:

— Наряжаете своих детей как куколок, а затем сами ими любуетесь и хотите, чтобы посторонние были в восторге?
— Доставляете детям удовольствия, не соответствующие их возрасту (например, вводите их в «круг веселящихся взрослых»)?
— Ищете случай, где ваши дети могли бы отличиться перед другими?
— Радуетесь, когда ваших детей хвалят, а они это тоже слышат?
— Приучаете ваших детей выпрашивать у вас ласками то, что доставляет им удовольствие или даже «следует по праву»?
— Взыскательны к ним, если какой-то их поступок не соответствует вашим представлениям об «умнике»?
— Не допускаете никаких рассуждений и объяснений, когда они пытаются вам мотивировать свои поступки?
— Не допускаете к себе детей на такую близость, которая может угрожать вашему спокойствию?

Положительные ответы на эти вопросы — признак того, что вы «одалживаете» своим детям добро, рассчитывая, что в будущем они вам заплатят за него. Все это воспитывает холодных и лицемерных детей, а вы живете не для своих детей (как сами себя убедили), а для себя самих, «употребляя родительскую любовь как средство для наслаждения жизнью».

«Бескорыстная любовь может явиться только тогда, когда в любимом ребенке видят прежде всего человека, рожденного не для чьей-либо потехи, а для самого себя, для собственного счастья…человека, которому принадлежит будущее, но который в настоящем требует помощи, чтобы подняться, твердо стать на ноги и устроить свою судьбу согласно со своим человеческим предназначением», — заключает автор. И добавляет, что бескорыстная любовь — это не «жертва ради ребенка» в ущерб всем своим интересам.

Ложная сила некоторых авторитетов

Рассуждение советского педагога, писателя, известного теоретика образования Антона Макаренко

Если ребенок не слушается, родителям пора задуматься о том, куда делся их авторитет и был ли он правильным. Автор пишет о том, что некоторые родители «организуют такой авторитет на ложных основаниях», стремятся к тому, чтобы дети их слушались, а в последнем как раз кроется главная ошибка. Далее он приводит в пример несколько «сортов ложного авторитета» и подробно рассуждает о каждом из них.

«Авторитет подавления» Макаренко выделяет как самый страшный, хотя и не самый вредный. По его мнению, таким авторитетом больше всего страдают отцы. Например, когда «рычат» на домашних, постоянно сердятся, раздражаются на всякие пустяки, часто хватаются за палку или ремень, грубят и запугивают. Итогом такого поведения может стать следующее:

«Из забитых и безвольных детей выходят потом либо слякотные, никчемные люди, либо самодуры, в течение своей жизни мстящие за подавленное детство. Этот самый дикий сорт авторитета бывает только у некультурных родителей и в последнее время, к счастью, вымирает».

«Авторитет расстояния», когда родители мало разговаривают с детьми, если и делают это, то исключительно начальственным тоном, автор считает характерным для «некоторых старых интеллигентских семей». Отец в таких семьях сидит обычно в отдельном кабинете, редко оттуда показывается и воспринимается как «первосвященник». Матери занимаются своими делами и интересами, отправив детей в ведение бабушки или домработницы.

Самым вредным автор считает «авторитет чванства», когда родители «пыжатся и надуваются» в лучах своей значительности не только на работе, но и дома. Также в список ложных авторитетов вошли: авторитет педантизма, авторитет резонерства, авторитет любви, авторитет доброты, авторитет дружбы и авторитет подкупа. Последний автор считает самым безнравственным видом:

«Родители, не стесняясь, так и говорят: будешь слушаться, куплю тебе лошадку; будешь слушаться, пойдем в цирк».

В заключение Макаренко размышляет и приводит примеры настоящего родительского авторитета.

Как правильно задавать ребенку вопросы и приучать его к ответственности

Истины от израильского педагога, детского психолога и психотерапевта Хайма Джайнотта

По мнению автора, если установить в качестве постоянной обязанности мальчикам выносить мусорное ведро или стричь газон, а девочкам мыть посуду и убираться в комнатах — ничего хорошего из этого не выйдет. Все это обязательно приведет к ссорам и не в лучшую сторону повлияет на формирование характера ребенка. Главное правило — ничего не навязывать, а правильно «пробуждать» ответственность: составить программу и учить всему постепенно.

Но перед реализацией всего вышесказанного автор советует разобраться и понять мысли и чувства своих детей, отбросив критику и осуждение. Например, если ребенок пришел из школы хмурый и молчаливый, стоит переформулировать вопросы в утверждения:

— Что это ты такой кислый? (Наверное, у тебя какие-то неприятности.)
— Что это за унылая гримаса? (У тебя был трудный день.)
— Что ты еще там натворил? (Тебе нелегко пришлось сегодня.)
— Что у тебя опять стряслось? (Наверное, ты с кем-то поссорился.)

В целях подготовки или укрепления «почвы для перемен» в отношениях с ребенком родителям рекомендуется: чутко слушать ребенка, не дать созреть «гроздьям гнева», не оскорблять фразами типа «ты — позор для своей школы и семьи»; не называть «хлюпиком, дураком, идиотом»; не угрожать отнять карманные деньги из-за плохого поведения, не демонстрировать власть фразами типа «лучше помолчи и послушай, что старшие скажут». А также не переходить на личности в случае, когда в воздухе «запахло грозой».

Необходимо предоставить ребенку право голоса и право выбора, не надоедать упреками по поводу домашних заданий и не бежать проверять сделанное, если ребенок сам не попросит; оказывать ребенку косвенную помощь (например, купить удобный стол и нужные книги); позволять иногда заниматься за кухонным или обеденным столом и не делать при этом замечаний типа «не сутулься! застегни рубашку! не испачкай стол!»; не запрещать детям покусывать карандаш, ерошить волосы, раскачиваться на стуле во время выполнения уроков, потому что все это может им помогать их делать.

Также важно избегать таких комментариев: «Если бы ты не отвлекался все время, то уже давно кончил бы делать уроки», «Если бы ты внимательно слушал учителя, ты бы знал, как ответить на этот вопрос» и т.п.

 Фото обложек: «Семья крепка общими делами», 1977. Авторы: А.Лобов и Л.Устинов; «Семья на отдыхе», 1975. Художник Н. Бондаренко.