Библиотека им. Н. А. Некрасова - Facebook Библиотека им. Н. А. Некрасова - Instagram Библиотека им. Н. А. Некрасова - Twitter Библиотека им. Н. А. Некрасова - Вконтакте Библиотека им. Н. А. Некрасова - YouTube
Воскресение Журнал

Серьезный человек в красной фуфайке

Существует мнение, что писатель Петр Дмитриевич Боборыкин ввел в русскую культуру понятие «интеллигент». А также изобрел рецепт салата «Ерундопель», состоящего из икры, рыбы и овощей. Этимология этого слова такова: русская «ерунда» и французское pelle-melle, то есть «мешать лопатой». После употребления этого блюда герои романа «Китай-город» рекомендовали немедленно выпить «лампопо».

«Свои романы он всегда диктовал стенографистке и в два часа сочинял два печатных листа. На время работы он одевался как паяц: в красную фуфайку, облипавшую тело, в такие же красные, невыразимо красные туфли и в красную феску с кисточкой; при этом он прыгал по кабинету и страшно раскрывал рот, чтобы каждой букве придать выразительность», — вспоминал писатель и журналист Иероним Ясинский.

Боборыкина чаще всего вспоминают в связи с его романом «Василий Теркин», написанным в 1892 году. Героем этого произведения был образованный купец, выходец из народа, «служащий правде» и желающий (по словам Максима Горького) «дать полный ход всему, что в нем кроется ценного, на потребу родным угодьям и тому же трудовому и обездоленному люду». Теркин мечтает жить как дворянин, с презрением относится к крестьянам и обзывает пролетариат.

«Мастеровщина! Заводская голытьба, пьяная, ярыжная, франтоватая, развратная, оторванная от сохи и топора..., крестьянству надо сначала копейку сколотить, а потом уже о спасении души думать. Но разве мужик скопит ее фабричной лямкой?»

Сам Боборыкин считал своего персонажа приемышем крестьянина-«смутьяна». Теркин, при всей своей честности и благородстве намерений, сходится по сюжету с замужней женщиной и покупает пароход на ее деньги, полученные не вполне честным образом.

Продолжая анализировать этот сложный образ, Горький писал:

«На мой же взгляд, герой Боборыкина размышлял так же, как размышляла часть интеллигенции в конце 80-х годов, та ее часть, которая была разбита и подавлена реакцией после разгрома самодержавием террористов-народовольцев. Настроение этой интеллигенции можно назвать «анархизмом побежденных», философское оформление этого анархизма было взято частью из «Записок из подполья» Достоевского, но больше из книг Фридриха Ницше, с философией которого интеллигенция ознакомилась по статьям в журнале «Вопросы философии и психологии» в 1892 году».

Однофамилец первого Теркина появился в 1939–1940 гг. в Ленинграде. Его отцами были сотрудники газеты «На страже Родины» (в том числе Твардовский), задумавшие юмористическую колонку с постоянным героем — веселым, лубочным и удачливым бойцом Васей Теркиным. Картинки с его приключениями предполагалась подписывать небольшими стихами, некоторые из которых написал Твардовский. Существует мнение, что Твардовский никогда не читал Боборыкина и, соответственно, не мог знать о существовании другого Василия Теркина.

Боборыкин прожил 84 года, 60 из них он создавал произведения разных жанров — романы, новеллы, пьесы, мемуары, публицистику, театральные рецензии и переводы. Темы он выбирал злободневные (народники, женская эмансипация, «свободная любовь», капитализация России, интеллигенция в социуме), старался писать объективно и с подробностями, персонажей вводил много, отчего сюжеты часто было сложно воспринимать.

«Я легко могу себе представить его на развалинах мира строчащего роман, в котором будут воспроизведены самые последние «веяния» погибающей земли. Такой торопливой плодовитости нет другого примера в истории всех литератур! Посмотрите, он кончит тем, что будет воссоздавать жизненные факты за пять минут до их нарождения!» — предсказывал И.С. Тургенев в письме к М.Е. Салтыкову в 1882 году.

Главного пути развития русской словесности того времени Боборыкин придерживаться не хотел и методом критического реализма не интересовался. Возможно, именно поэтому литературные коллеги часто не обращали на его тексты внимания или откровенно критиковали.

«Боборыкин — добросовестный труженик», — писал Антон Чехов.

В электронном каталоге Библиотеки имени Н.А. Некрасова можно найти и почитать разные произведения Петра Боборыкина. Мы выбрали некоторые из них и сделали специальный дайджест.

 Петр Дмитриевич Боборыкин

 «Фразеры»

Изначально эта комедия называлась «Шила в мешке не утаишь». Студент Боборыкин отнес ее в Театрально-литературный комитет: там ее одобрили к постановке, но затем пьесу запретила цензура. Автор пишет о наблюдениях жизни в селе Куймань во время подготовки России к войне с Турцией и своего визита к отцу — командиру одной из рот ополченцев.

Обстановку действия и диалогов доставила мне помещичья жизнь, а характерные моменты я взял из впечатлений того лета, когда тамбовские ополченцы отправлялись на войну.

«Однодворец»

Боборыкин, студент Казанского университета, снова приезжает в гости к отцу. Именно у него возникает идея новой комедии и повести.

...Тамошняя помещичья и крестьянская жизнь навеяли комедию «Однодворец» и большую часть деревенских картин и подробностей в повествовательных вещах, в особенности в повести «В усадьбе и на порядке».

«Солидные добродетели»

Роман из четырех частей, где автор пишет своеобразные хроники либеральной интеллигенции конца 1860-х годов. Его героями становятся представители разных профессий (корреспондент, врач, сапожник, профессор), студент, «человек безо всякой профессии Ломов» и другие русские, гуляющие без дела по Москве, Парижу и Вене.

Выкинуть их могло только море, чреватое болью, неурядицей, глухим напором сил, рвущихся к свету и шири, куску хлеба и мирской правде...

«Китай-город»

Автор рассказывает о купеческой Москве начала 1880-х годов. Произведение задумано как документальный роман-исследование, летопись быта и нравов москвичей того времени. Именно здесь появляется рецепт салата «Ерундопель», а также другие (не только кулинарные) детальные описания образа жизни купцов и дворян, на фоне текущих и будущих социально-политических изменений.

Это драгоценное снадобье… икры салфеточной четверть фунта, масла прованского, уксусу, горчицы, лучку накрошить, сардины четыре очистить, свежий огурец и пять вареных картофелин — счетом. Ерундопель — выдумка привозная, кажется из Питера, и какой-то литературный генерал его выдумал. После ерундопеля соорудим лампопо.

«Из новых»

В этом и следующем за ним романе «На ущербе» Боборыкин пишет о новом поколении «беспринципной молодежи», которая пришла на смену «идеалистам-отцам». А также о реакционных настроениях интеллигенции и постепенной утрате интереса к общественным вопросам. Повесть «Поумнел!» написана в тот же период, и в ней автор продолжает рассказывать о своем личном разочаровании в происходящих в обществе процессах на примере героя — «карьериста» и «пошляка».

«Перевал»

Главный персонаж этого романа — просвещенная буржуазия в образе отечественного фабриканта Кумачева. Автор рассуждает об отношении представителей интеллигентов-индивидуалистов к старым идеалам и теории «малых дел».

«Жертва вечерняя»

Роман в четырех частях, в котором автор анализирует «женскую пустоту и безделье», тему проституции, падения и деградации женщин. По мнению В. Андреевой, произведение повлияло на Льва Толстого, когда он создавал свою «Анну Каренину». Критика называла этот роман порнографическим, а Александр II публично за него заступился.

«Фактически, описывая линию Анны, Толстой мог заимствовать сюжетные ходы, мотивы и психологические находки Боборыкина. «Жертва вечерняя» оказалась новаторским произведением и на творческом пути самого Боборыкина: впервые с такой глубиной писатель показал переживания женской души, то рвущейся к миру, то замыкающейся и осмысляющей собственное состояние», — отмечает В. Андреева в своей научной работе.

«Великая разруха: Семейная хроника»

Один из последних романов Боборыкина, где он пишет о жизни трех поколений дворян-интеллигентов, о событиях 1905 года в России, «тяжкой душевной тревоге» писателя, хаосе и кровавых расправах.

«Народ представлен в романе весьма своеобразно, в достаточно выразительном эпизоде, когда мужик в солдатской шинели, посмеиваясь над интеллигенцией, хладнокровно целится в нее и безжалостно расстреливает. Из этого видно, что П.Д. Боборыкин отнюдь не склонен преувеличивать его возможности и уж никак не считает демиургом истории», — пишет С. Щеблыкин.

Что еще известно про Петра Боборыкина

Родился в Нижнем Новгороде в семье помещика.

Закончил два курса камерального отделения Казанского университета.

Перевелся в Императорский Дерптский университет на физико-математический факультет, где изучал также медицину.

В 24 года написал дебютные пьесы «Фразеры», «Однодворец» и «Ребенок», которые были поставлены в императорских театрах.

Переехал в Петербург, стал работать в журнале «Библиотека для чтения» — печатал там свои фельетоны под псевдонимом «Петр Нескажусь».

Обходил стороной «Современник», не интересовался социальными вопросами.

Высмеивал «нигилистов», ругал демократические принципы Чернышевского.

Получил большое наследство от деда.

Спустя несколько лет купил «Библиотеку для чтения», где напечатал свой первый роман «В путь-дорогу», а также начало романа «Земские силы». Журнал не пользовался популярностью. Через три года Боборыкин закрыл издание, на которое потратил все наследство, да еще и влез в огромные долги, которые выплачивал 20 лет.

Уехал в Париж, где «отдался изучению положительной философии и выяснил себе многие запросы чисто умственного и общественного характера, повлиявшие на дальнейшее его развитие».

Большую часть жизни провел в Европе.

Увлекался натурализмом, был знаком с Золя, Гонкуром, Доде и другими писателями.

Знал семь языков. Интересовался естественными науками, медициной, политической экономией, правом, театральным искусством, языковедением, занимался в парижской и венской консерваториях.

Написал 18 больших романов, 19 драматических произведений, множество очерков и статей.

Умер осенью 1921 года в Швейцарии.

Его жена Софья (переводчица, прозаик и актриса) умерла летом 1925 года в Швейцарии.

Николай Некрасов был почти единственным, кто хорошо относился к Боборыкину. Он поручил писателю руководить иностранным отделом «Отечественных записок», где, несмотря на опасения М.Е.Салтыкова, что «еще две-три статьи подобных... лекциям Боборыкина... и репутация журнала, конечно, пошатнется», напечатал две его статьи о Парижской Коммуне под названием «На развалинах Парижа».